Информационно-аналитическое
Агентство Penza-city.com
 
 

Навигация

Главная
О проекте
Сайты Пензы
Фото Пензы
Карта Пензы
Знакомства в Пензе
История Пензы
Наши услуги
Сотрудничество
Контакты

История Пензы

Тюремное дело

Из книги "Воспоминания губернатора"

Тюремное дело в Пензе было поставлено вначале очень плохо. Здание тюрьмы, помещавшееся за городом, близ винного склада, было очень старое, насквозь прогнившее, лишенное всяких новейших приспособлений для облегчения надзора, Тюремной инспекции не было, стража малочисленна и нищенски оплачивалась; младший надзиратель, например, получал жалованья 12 р. 50 к. При этом тюрьма была до того переполнена, что пришлось в городе нанять частное помещение человек на 100 арестантов, несмотря на то, что такие помещения крайне неудовлетворительны, как в смысле удобства размещения, так и безопасности от побегов. В этих видах наемное помещение заполнялось преимущественно срочными арестантами, отбывающими наказания за маловажные преступления.

Политических арестантов было много и все они содержались в главном здании.

Несмотря на то, что начальник тюрьмы Новгородцев поблажки арестантам не давал и установил там законный строгий режим, сношения политических арестантов с внешним миром никогда не прекращались и в тюрьму проносились разные воспрещенные предметы до оружия и взрывчатых материалов включительно. Делалось это, конечно, при участии тюремного надзора, и лично проносившего недозволенные предметы при сменах и закрывавшего глаза при свиданиях арестантов с посетителями извне. Сколько ни боролся начальник тюрьмы с продажностью стражи, сколько он ни менял надзирателей, все оказывалось бесплодным. И это совершенно естественно. На 12 р. 50 к. в месяц человек семейный существовать не мог, значит, надо было прирабатывать незаконными способами или бросать службу и искать лучше оплаченного дела. Классные чины были поставлены также краше неудовлетворительно и порядочные люди сюда очень неохотно шли. Когда человека выгоняют отовсюду и ему деваться уже некуда, он поступает в тюрьму и, конечно, не исправляется. Надо только изумляться, что среди классных чинов почти не было продажности. Они пьянствовали, небрежничали, может быть, не совсем честно вели хозяйство тюрьмы, но изменниками не были. Это тем более изумительно, что положение начальников тюрем и их помощников в эти дни ни перед чем не останавливающегося террора было крайне опасно. Если не погибнешь от руки арестанта, то тебя убьет кто либо из единомышленников их, находящихся на свободе. И случаев таких убийств и покушений на них было почти столько же, как и в отношении чинов полиции, если принять в расчете сравнительную малочисленность тюрем ной стражи. Просто диву даешься, как дешево ценится у нас человеческая жизнь. Человек получает какие-то гроши, на которые существовать можно только в проголодь, и идет в пекло, где нет для него завтрашнего дня!

Изобретательность арестантов для получения и скрывания от тюремного начальства всяких неразрешенных предметов изощрилась до такой виртуозности, до которой только может дойти человеческая мысль, неустанно направленная на один и тот же предмет. Начальству за такой изобретательностью прямо физически невозможно угнаться и как бы ни был бдителен надзор, сюрпризы ему подносились прямо невероятные.. Существовало одно лишь средство быть хорошо осведомленным — это иметь своих агентов среди арестантов. Но к предателям из своей среды арестанты относятся с никогда не устающей ненавистью; изобличенный предатель редко, очень редко, выживает, хотя бы со дня такого изобличения прошло много времени и совершенно переменился состав заключенных; все равно — молва о предательстве передается точно самими тюремными стенами и следом за ним идет повсюду. Нужно стечение каких либо особенно благоприятных обстоятельств, чтобы начальство могло заручиться услугами арестанта-соглядатая, так опасно это ремесло.

Вот, однажды такой соглядатай сообщил начальнику Пензенской тюрьмы, что в такой-то камере политических арестантов имеется револьвер и большой запас патронов. Сейчас же был произведен обыск, подняты полы, перерыты все вещи, ничего нет. Когда стали смотреть в печке, надзиратель обратил внимание, что в поде печки один из кирпичей несколько отличается от других, пазы его не так тщательно были смазаны. Взялись за этот кирпич, он свободно вынимался и прикрывал собою выдолбленную камеру, где лежал браунинг. Но патронов не было и нигде их не находили. Стали снова перебирать все вещи арестантов. Политическим носящим свое платье, разрешается держать при себе чемоданы или корзины для белья и других вещей. И вот в одной такой корзине надзиратель при обыске как-то случайно задел за один из столбчиков, вокруг которых обвита лоза и заметил, что он двигается. Потянув, он его вытащил прочь и оказалось, что столбчик состоит из двух выдолбленных внутри половинок и в них стеарином залиты патроны. Так хранился весьма порядочный запас, совершенно достаточный, чтобы перебить всю стражу. В обоих случаях, как видите, запрещенное было найдено совершенно случайно, а сколько уже раз обыскивали эту корзину и ничего до сих пор не замечали.

Другой случай в той же тюрьме еще более поразителен. Я прошу извинения, что принужден говорить об этом. Как известно, для естественных надобностей арестантов в каждой камере ставится кадка-параша. Когда производится тщательный обыск, тогда каждый предмет, каждая щелка осматривается. И вот начальник тюрьмы, тот же Новгородцев, производя лично обыск, с целью найти имевшиеся по донесению агентуры у арестантов взрывчатые вещества, заглянул в парашу и ему бросились в глаза твердые человеческие извержения какого-то странного вида. Покончив безрезультатно обыск, он приказал отнести в контору парашу, где после осмотра оказалось, что твердые извержения были сделаны из мякиша черного хлеба, а внутри их находились небольшие стеклянные цилиндрики с различными веществами для выделки взрывчатых веществ. Ну, скажите, кому придет в голову что либо подобное?

Читать далее...



И. Ф. Кошко, Новгород - Самара - Пенза (1905 - 1914)


Ссылки по теме




 

 
Сделано здесь 2007 - 2014 © Copyright Penza-city.com